Сегодня она была Лаурой. Дикой кошкой, которая вышла на свою кровавую охоту. Нет, она не была вампиром, который питался в полночь кровью одиноких путников. Но она была очень близка к вампирам по духу. Она съедала мужские сердца. Если получалось – на завтрак, обед и ужин. В более неудачные дни – довольствовалась одним ужином. Она наслаждалась своей кошмарной трапезой, а ей платили деньги за то, как она это делала. Лаура поливала бьющееся в ритме канкана мужские сердца сладким соусом неги, посыпала мелким острым перчиком страсти, взбрызгивала парой капель блаженства и выкладывала свое блюдо на широкое ложе мужского вожделения.

Беспощадная любовь, или история о счастье сердцеедки

 

Лаура

 

 

В тот вечер она собиралась на свою охоту так, как не делала этого никогда раньше. С особым, педантичным радением африканской пантеры подбирала для себя образ. И вскоре абсолютно нецеломудренный черно-белый шелк уже прикрывал ее горячее тело. Шею увивали божественные жемчуга, а чувственные пальцы скрылись в объятьях плотных белых кружев перчаток.

 

 

кружевные перчатки

 

 

Полные блеска и азарта, предвкушения новой жертвы кошачьи глаза и яркие алые губы она спрятала за тонкой сетью черной вуалетки. Она так делала всегда. Терпеть не могла назойливых, слабых и глупых мужчин, глаза которых слепли от одного ее взгляда. Их тонкие ножки подгибались, грудь – выпячивалась колесом, и они были похожи на общипанных павлинов во время тока. Их сальные глазки, бегающие по ее шикарному телу, ее веселили. Им, бедным, было невдомек, что даже в стае павлинов выбор всегда принадлежит самке. Они становились использованной жвачкой на ее пути и так некстати липли к подошвам ее изящных туфель. Липли, а достойное ее интереса сердце, которое так хотелось скушать на ужин, продолжало стучать в своем привычном, будничном ритме.

 

 

предвкушения новой жертвы

 

 

Сегодня она решила прогуляться по парку. Оформленный в викторианском стиле Древней Англии он ее вдохновлял. И это было совсем не потому, что она стремилась быть утонченной аристократкой. Нет! Она просто хотела доказать этому чопорному, закрытому миру, что таким, как она тут самое место. Она гуляла мощеными улочками и с восторгом маленькой девочки смотрела на раскачивающиеся в ритме сердца верхушки громадных, старых и мудрых деревьев. Лаура (одолжила ведь она свое имя у любимой Петрарки неспроста) умела ценить красоту. Она так увлеклась, что даже на мгновение забыла о своем ужине. Впрочем, зверь, как известно, всегда бежит на ловца…

 

 

 умела ценить красоту

 

 

… Он сидел на уединенной скамейке парка и о чем-то увлеченно читал в свежем выпуске местного таблоида. Он был из тех, кого она обычно не пропускала. Молодое, сильное тело, пряталось под хорошим, дорогим костюмом, увенчанным жемчужной белизной воротничка рубашки. Галстук был со вкусом подобран, а туфли – идеально начищены. Небрежная однодневная небритость (она точно знала, чтобы ее сделать такой, цирюльник трудился около часа) придавала его образу вызывающей грации и гармонии. Это был он. Это был ее сегодняшний ужин… А значит, пора подготовить сети…

 

 

Он сидел на уединенной скамейке

 

 

Лаура присела на краешек скамьи. Аромат ее духов и мысленный страстный посыл просто не могли при этом не занять его внимание. Впрочем, джентльмен, как ни в чем не бывало, продолжал читать свою газетку.

 

 

Лаура присела на краешек скамьи

 

 

Говорить о погоде с ним не хотелось. Попросить помочь хрупкой девушке в какой-то нелепице – тоже. Ей, почему-то, с этим мужчиной совсем не хотелось быть глупой блондинкой. И потому – она решила начать свою сегодняшнюю трапезу без лишних предисловий.

 

 

Лаура решила начать свою  трапезу

 

 

Она пододвинулась к мужчине так близко, что почувствовала тепло его тела сквозь тонкий шелк своего платья. А потом, отработанным движением длинных пальцев, спрятанных в тонкое кружево перчаток, нежно, но настойчиво повернула его лицо к себе. Несколько секунд пристально смотрела ему в глаза, а потом – поцеловала.

 

 

пододвинулась к мужчине

 

 

Мужчина – был удивлен. Но тут же его глаза засверкали искорками азарта. В данный момент времени он был похож на Ретта Батлера. На того Ретта, к которому, измученная бесконечным трудом и одиночеством, пришла в тюрьму гордая Скарлетт О’Хара. Пришла просить о милости. Губы мужчины сложились в насмешливую ухмылку:

 

- Добрый день, девушка! Впервые встречаю такой интересный способ знакомства. Может, скажете мне свое имя? Так, для анналов истории…

 

Лаура была ошеломлена. Никогда еще в жизни она сталкивалась с мужчиной, которого не смущала ее дерзость. Который не падал к ее ногам, сраженный наповал одним ее взглядом и не умолял взять его сердце. Но вскоре изумление Лауры стало медленно превращаться в бешенство. Ее внутреннее существо закипало и она, на краткое время отодвинулась от мужчины, чтобы взять себя в руки.

 

 

Лаура была ошеломлена

 

 

А он, как ни в чем не бывало, лучезарно улыбаясь, протянул ей руку, и сказал:

 

- Я – Жакоб. Или, по-русски, Яков. Правда, удивительное сочетание французского имени с русским происхождением? У меня мама, просто была француженкой и настояла на том, чтобы меня так звали. Отец был жутко недоволен, и теперь я ношу два имени. А вас как зовут?

 

Это «вас» задело девушку до глубины души. Она ответила – почти прошептала:

 

- Для ВАС – Лаура…

 

Лаура медленно встала со скамьи. Голова кружилась, а на щеках, красной розой пылал румянец стыда. Ноги ее не слушались. Впервые – надменная, своевольная и всегда желанная – она осталась без сердца на ужин. Без восхищенного мужского взгляда. Ее кровожадная гордыня, растворяясь в массе новых чувств, улетучилась из сердца.

 

 

растворяясь в массе новых чувств

 

 

- Лаура… Я, конечно, не Петрарка, но, может быть, вы не откажете мне в любезности и встретитесь со мной снова. Вы – такая загадочная женщина…

 

В этих словах не было ни иронии, ни восхищения. Они были просто сказаны, чтобы сотрясти окружающий их воздух и заставить Лауру бежать, в немом и таком новом для нее, смятении.

 

А уже на следующий день они снова встретились. Она, как бы случайно, пришла в парк погулять. Надев, при этом, то самое шелковое платье с кружевными перчатками. И украдкой, прячась за дальним деревом, наблюдала за ним в свое зеркало. Он, как бы тоже случайно, сидел на той самой скамье и читал ту же газету. Через несколько секунд она уже услышала его теплое дыхание у себя за спиной. О!

 

 

услышала его теплое дыхание у себя за спиной

 

 

А еще через несколько секунд они оба, сгорая от неистовой страсти, искали укромное местечко в старом и мудром английском парке…

 

 

сгорая от неистовой страстиискали укромное местечко в старом английском парке

 

 

Их страсть зажгла все кругом. Для нее, обычно холодной и равнодушной к своим жертвам, сердцеедки, бешеное биение сердца было новым ощущением. Она была похожа на цунами, на вулкан, неистовой силы небесный огонь. Он же, никогда и никого так не хотел. Ему нравилось целовать каждый сантиметр ее, пахнущего мускусной истомой и сладкой амброй, тела. Он вдыхал нежный, фиалковый аромат ее волос и его сердце дрожало.

 

 

страсть зажгла все кругомхорошо в двоем

 

 

А когда над горизонтом разлилось сладкое пурпурное вино рассвета, Лаура убежала. Она поспешила исчезнуть из жизни мужчины, с которым впервые в жизни она почувствовала себя счастливой. Лаура считала, что счастье – это слабость. А слабой дикая кошка-сердцеедка быть не хотела…

 

Впрочем, больше она не ходила на охоту. Она больше не могла есть все мужские сердца без перебору. А потому - она отказала себе в этом деликатесе на завтрак, обед и ужин. Навсегда. Она сидела в своей маленькой квартирке и страдала за тем, с кем впервые была не за деньги. Страдала за тем, с кем впервые почувствовала себя счастливой. Страдала за тем, в ком скопилось столько нереализованной нежности…

 

От нечего делать, она решила полистать газету. Ту, которую в день из знакомства читал на скамье в английском парке, Яков. И… на первой странице таблоида она увидела его фотографию, над которой большими буквами было написано: «Лаура, ты выйдешь за меня?».

 

 

решила полистать газету

 

 

Девушке показалось, что она умирает. Она тихо опустилась на ковер, и хватала ртом воздух, словно выброшенная на пляж, рыба. «Может, это не ко мне он обращается?», «Зачем я ему нужна, он ведь, знает, кто я?», «На таких как я – не женятся!». А потом… она решила ему поверить. Просто она уже не могла без него жить. Она впервые в жизни любила. Сильно, трепетно, стирая этой любовью все границы и предрассудки, смывая ею прошлую жизнь со своего тела и души. Она ответила ему тем же…

 

 

счастливы вместе

 

 

На следующее утро, с надеждой листая любимый таблоид на неизменной скамье в парке, он прочитал: «Я - согласна».

 

 

Она ответила ему тем же

 

 

Лаура стояла одинокой фигуркой, у знакомого уже им двоим дерева. Того дерева, под тенистой кроной которого они были близки. Ее ресницы были похожи на мягкую утреннюю травку, покрытую росой слез. Она плакала от счастья. Яков заключил ее в свои объятия и исцеловал каждую слезинку. Он тоже был счастлив вдыхать ее аромат, чувствовать тепло ее рук и влагу губ. Больше он ее никогда и никуда не отпустит! И они будут самыми счастливыми влюбленными на свете!

 

 

пара на скамейкезаключил ее в свои объятия Она плакала от счастьяони счастливые влюбленные


Любовь с первого взгляда, история большой любви! (видео)




Рекомендуйте статью своим друзьям:




 
 
Праздник в стиле Dikmi, © 2012-2016
Dikmi на Vkontakte
Карта сайта
 


Напишите нам, мы ценим мнение каждого



Ваше имя


Ваши контакты


Текст сообшения